11:55 

Анекдоты. часть 2

Кто ищет, тот всегда найдет.
– Нему, ты не видела сегодняшнюю газету?
– Я в нее мусор завернула и выбросила.
– Идиотка! Я еще не смотрел!
– Да там ничего интересного не было. Яичная шелуха, спитой чай, да апельсиновые очистки.

* * *

Утром Укитаке будит Кераку:
– Вставай, зайчик мой, пора на работу!
Тот поворачивается на другой бок:
– Я сегодня рыбка, у меня нет ножек, и я никуда не пойду.

* * *

Рангику учит молодежь:
– Водку нужно пить очень холодную. Просто ледяную. Тогда у вас на утро будет не позорный бодун, а благородная ангина, на основании чего Унохана просто обязана будет выдать больничный.

* * *

Ямамото вздыхает:
– Лучше воспитать одного хорошего бойца, чем десять одноразовых героев.

* * *

Абарай обмывает назначение лейтенантом с Рангику, Хисаги, Кирой и прочей бандой и задумчиво так изрекает:
– На прошлой неделе наконец сменил сексуальную ориентацию. Давно ждал этого момента. Правда, не совсем еще до конца. Пока что меня можно считать бисексуалом.
– В смысле?
– Ну в смысле, раньше у меня были только начальник, а теперь появились и подчиненные.

* * *

Нанао с Нему, совершенно никакущих, доставляют пред светлые очи дежурного капитана (видимо, Бякуи)
Офицер (сурово): – Где Рангику?
Дамы (с пьяной наглостью): – К-какая ещ-ш-ше Ранги-ги-ги-ги-ку?!
– Не станете же вы утверждать, что вы так напились на свои деньги?!

* * *



Над кроватью у Айзена-тайчо написано "Плох тот начальник, который не хочет стать рабовладельцем!"

* * *

Абарай рассуждает…
– В жизни всегда есть место для подвига, вот только после подвига не всегда находится место для жизни.

* * *

В академии шинигами идет экзамен. Все, как могут, пишут билеты, кто сам, но большинство со шпаргалок. Правда, за их использование нещадно из аудитории выгоняют, преподаватель – зверюга, свое дело знает, фамилия – Куроцучи. Ряды постепенно редеют. Тут в аудиторию заглядывает Ямамото:
– Здравствуйте, что за группа, что сдаем?
Маюри в ответ: – 112 группа, сдают теорию занпакто.
Яма: – Любители, небось, посписывать?
Маюри: – Да нет, любители давно в коридоре, здесь одни профессионалы остались!

* * *

Гин размышляет: "Счастье, это когда тебе все завидуют, а нагадить не могут…"

* * *

В Сейрейтее каким-то раком случился потоп, народ плавает, торчат одни головы. Шинигамчики из четвертого – ну им по должности положено всех спасать, да? – на неизвестно откуда украденой шлюпке торопятся всех вытащить: хватают за волосы и затаскивают в лодку. Кого за прическу, Ямамото за бороду, Комамуру за хвост…
Вдруг рядом со шлюпкой появляется абсолютно лысая голова. Ханатаро несколько секунд озадаченно смотрит на нее, затем бьет по лысине веслом:
– Иккаку, нам тут не до шуток!

* * *

Маленький Кераку подходит к Ямамото:
– Дедушка, вам сколько лет?
– Сто пятдэсят восэм тисяч.
– Ого! А вы пьете, курите?
– Канэшна, а то так ваабще никагда нэ сдохну!!

* * *

Абарай заступает на должность офицера, расспрашивает Бякую о жизни командования.
– Наверное, самое тяжелое – это отчеты, да?
– Нет, отчеты – это вполне терпимо, если не запускать…
– Тогда, наверное, самое тяжелое – это борьба с Холлоу?
– Да нет, это вообще своего рода развлечение…

– А что тогда самое тяжелое в работе офицера?
Бякуя на него долго смотрит… смотрит… вздыхает…
– Вопросы, юноша. Самое тяжелое в работе офицера – это тупые вопросы…

* * *

Возвращается Кераку поздно-поздно домой. На пороге его встречает Нанао.
– Ну что, опять шлялся по бабам, пил, курил…
– Нанао-тян, зависть – плохое чувство.

* * *

Приходит Ямамото на работу на четыре часа позже обычного. Сасакибе ему и говорит:
– Ну что, старый хрен, опять бухал и шлялся по девкам?
– Нет, Тюджиро, ходил покупать слуховой аппарат…

Беседуют Рангику и Йоруичи
– Ты что такая бледная, что-то случилось?
– Да залетела я, уже месяц беременности…
– И что, ты не знаешь от кого?
– Почему? Знаю!
– Я всегда говорила, что ты порядочная женщина.

* * *

Унохана, осматривая Ренджи…
– Абарай-фукутайчо, у вас феноменально увеличена печень! Вам следует немедленно отказаться от алкоголя!
– Все в порядке, доктор, алкоголь ни при чем… у меня там тайчо сидит.

* * *

Оомаэда приходит на прием к Унохане и говорит:
– Доктор, у меня нет никаких конкретных жалоб, но я чувствую, что мне постоянно чего-то не хватает…
Унохана проводит осмотр, выслушивает, затем говорит:
– Может быть, вы расскажете, как проходит ваш день?
– Ну, я просыпаюсь, иду на работу, сажусь завтракать. Съедаю бутерброд с колбаской, бутерброд с ветчинкой, бутерброд с рыбкой, с икрой, с паштетиком… Но вы не подумайте, я не переедаю, бутерброды совсем маленькие. А раз я так мало позавтракал, то в 11 часов я сажусь пить чай с пирожными, маленькими-маленькими. Съедаю один эклерчик, одну корзиночку, безе, еще со взбитыми сливками буше… В час я обедаю. Съедаю закуски: селедочку, винегрет, салат оливье, салат с крабами, а супчика всего полтарелки… А вот чего мне не хватает, я ну никак понять не могу.
– Достаточно, фукутайчо, я уже все поняла. Но боюсь, медицина тут бессильна… Могу порекомендовать обратиться к санбантай-тайчо.
– Ой, а поможет?
– Да, я полагаю. Скажите ему, чтобы он проколол вам второй задний проход.

* * *



– Ран-тян, проснись.
– Ээээ… Мммм… Ня… я… эээ… мм…
– Ран-тян. Ну хватит. Уже обед скоро. А ты все спишь. Соня ты этакая!
– Хррр… Вс-с-с-с-с… Мня… эээ…
– Ранечка. Ну пожалуйста. У нас сегодня много дел.
– Ауа… Эээээ… Ыы…
– Рангику! Я понимаю, что вчера был день рождения и все такое. Но уже точно хватит.
– Аааа… Ну ищщо 5 мину… Хррр… Мамуля, любимая, ну пожа…
– Я хочу сказать тебе, Рангику-сан, несколько вещей: во-первых, спать лицом на моих коленях вредно для макияжа. Во-вторых, я тебе не мамуля, а тайчо. А в-третьих, ты, Рангику, как фукутайчо, подаешь плохой пример другим шинигами нашего отряда!

* * *

Кераку рассказывает:
– Я бросил пить, курить и думать о сексе. Это были самые противные двадцать минут в моей жизни…

* * *

Рассуждает Ичиго:
Не везет — это когда на тебе пуленепробиваемый жилет, а тебя по роже бьют.

* * *

Тецузаэмон спрашивает Юмичику, почему тот пошел в Готей – тот же такой эээ, гражданский весь из себя… Юмичика решил ответить честно:
– Во-первых, я хочу защищать Сейрейтей. Во-вторых, служба сделает меня сильнее. В-третьих, меня никто и не спрашивал.

* * *

После визита Ичиго, башню в Сейрейтее надо восстанавливать. Устроили тендер, все как у приличных шинигами… Трое подрядчиков – из домов Кучики, Шихоуин и Шиба – приехали осматривать фронт работ. Тюджиро, как фукутайчо первого отряда, их встречает, показывает, что и как… Потом просит каждого молодца оценить стоимость ремонта. Шихоуинский умелец походил, померял и говорит:
– 400.000 йен за материалы, 400.000 йен для моей бригады и сто тыщ навару для меня. Всего 900 тыщ.
Тюджиро записал все, и поворачивается к мастеровому от клана Кучики. Тот походил, померил, посчитал и говорит:
– Это вам будет стоить 700 тысяч йен – 300 за материал, 300 для моей бригады и 100 тыщ навару для меня.
Фукутайчо все кисточкой набросал аккуратно и смотрит на умельца из клана Шиба. Тот без тени промедления говорит:
– Эта работа будет стоить 2 мильена 700 тыщ йен.
Фукутайчо хренеет:
– Ты ведь даже не взглянул на стройку и называешь ТАКУЮ цену!
– Очень просто, – отвечает Шиба, – мильен для меня, мильен для тебя, а на остальное мы наймем этого кучикинского поца…



* * *

Разговаривают Исане с Рангику:
– А ты знаешь, что Сой Фонг вчера к нам привезли с тяжелейшим отравлением?
– Она что, язык прикусила?

* * *

По Сейрейтею идут новобранцы Абарай и Юмичика, а навстречу им Рангику…
Разминулись. Абарай говорит Юмичике:
– Видел? Она мне улыбнулась.
Тот ему отвечает:
– Ну и что? Когда я тебя первый раз увидел, я часа три валялся от хохота.

* * *

Прощальная речь Ичимару перед отбывкой в Уэко:
– Спасибо тем, кто меня любит – вы делаете меня лучше. Спасибо тем, кто меня ненавидит – вы делаете меня сильнее. Спасибо тем, кому вообще пофиг – вы нужны для массовки!

* * *

– Скажите, Ямамото-сэнсей, вот занпакто – это же вешь? Ну, в общем понимании, я имею в виду, он же материальный предмет, да?
Ямамото затягивается…
– Ну, типа, вещь. Еще какая вещь…
– А к вещам положены гарантии, да? Вот какая у занпакто гарантия?
– Пожизненная.
– А как это?
– Пфффф… Сломаешь – сдохнешь.

* * *

Кучики-тайчо:
– Я посмотрел ему в глаза и увидел, что это очень прямой и честный человек.
Айзен-тайчо:
– Я посмотрел ему в глаза и увидел, что это совершенно не разбирающийся в людях идиот.

* * *

Кераку приходит к Унохане на прием.
– На что жалуетесь, Кераку-сан?
Кераку:
– Да вот Нанао-тян начала утверждать, что я ее не слышу.
– Дело ваше, тайчо, но вообще-то на Божий Дар жаловаться грешно.



* * *

Йоруичи обращается к Урахаре, читающему газету:
– Киске! Перестань, наконец, поддакивать! Я уже 10 минут, как молчу…

* * *

В полночь Иккаку изо всех сил бьет ногами в дверь Юмичики и орет.
Тот открывает.
– Ты чего?
– Юмичи, я очень боюсь голодных-преголодных меносов.
– А где они?
– Понимаешь, Юмичи, они мне приснились.
– Иккаку, – сердито говорит Юмичика, – если ты сейчас же не успокоишься и не вернешься домой, то до конца своих дней будешь бояться не выспавшихся Аясегав.

* * *

Перед операцией.
– Скажите, Унохана-тайчо, правда, что меня будет оперировать сам Урахара-сан?
– Да, пару раз в год он берется за операции, что бы проверить, помнит ли он еще хоть что-нибудь.

* * *

Решил сётайчо жениться, а лейтенант его отговаривает.
– Тебе, старый дурак, уже за две тыщи, а ты, вместо того, чтобы взять в жены скромную 500-летнюю Унохану, женишься на Мацумото. Это же самоубийство!
– Лучше погибнуть от острого булатного ножа, чем от старой ржавой пилы.

* * *

– Тебе еще со мной повезло, – сказал Улькиорра дрожащей Орихиме, – а ты на минутку представь себе, что было бы с тобой, если бы ты встретила на меня, а всю нашу стаю!

* * *

Зараки жалуется Иккаку:
– Недоволен я нашей Академией.
– А что такое?
– Дают абсолютно нереальные задания. Вчера Ячиру приходит ко мне и просит помочь написать реферат по истории на тему "Крепости средневековья". Я-то не знаю, что они там пили, а ребенок это откуда может знать?!

* * *

Кёраку заходит в ресторан, где Гандзю подрабатывает официантом.
– Принесите мне, пожалуйста, бутылёчек саке и что-нибудь на ваш вкус.
– Так и запишем: два бутылёчка саке.

* * *



Ночь. По улице идут никакие Хисаги с Абараем и орут:
– Д-деушки! У вас сухая кожа? Редкие Волосы? Проблемы с фигурой? Приходите к нам! У нас темно и мы пьяные.

* * *

Нанао идет по Сейрейтею, и слышит, как спорят Мадараме и Иба.
– Фрухт!
– Фрукк!
– Сам ты фрюк, говорю ж тебе – фрухт.
Нанао не выдерживает, подходит:
– Господа шинигами, это слово пишется так – Фрукт! И никак иначе!
Покивали, она пошла дальше… Эти двое ей смотрят вслед…
– Умная баба.
– Ага. Только все равно она никогда не слышала, как Оомаэда пердит.

* * *

Рассказывает Кира.
"Иду я, значит, по Руконгаю – а навстречу из-за угла арранкары.
Я вправо – и они вправо. Я влево – и они влево…
…И тут появляется Зараки-тайчо….А так все хорошо начиналось…"

* * *

"Любимая моя, – пишет Гин Рангику, – с тех пор как мы разошлись, я чувствую себя глубоко несчастным. Буквально опустошенным. Ты можешь вернуться ко мне? Любимая!!! В моем сердце ты занимаешь место, которое больше никто занять не может. Ты мне ТАК НУЖНА!!! Забудь, что произошло и давай начнем все сначала?! Я не представляю себе жизни без тебя!!!
Р. S. Да, кстати, поздравляю тебя с этим крупным лотерейным выигрышем, о котором писалось во всех газетах.

* * *

– Вы знаете, Урахара-сан, то лекарство, что вы продали мне в прошлый раз, помогло.
– Ну что я могу сказать? Бывает…

* * *

Разговаривают Кийоне и Нанао:
– Как я тебе завидую, Нанао-тян: твой тайчо такой обходительный, так внимательно к тебе относится, делает тебе подарки. Почему ты его гоняешь?
– Потому что хочу, чтобы так продолжалось и дальше.

* * *

Судья спрашивает Хисану:
– Какова причина развода?
– Ну…
– Он пьет?
– Нет.
– Мало зарабатывает?
– Да в общем, нет.
– Бьет?
– Нет.
– Изменяет?
– Нет, что вы!
– Не удовлетворяет вас как женщину?
– Нет, с этим все нормально.
– Тогда в чем же причина?
– Понимаете, гражданин судья, все что нужно он делает… но… вы бы видели, с КАКИМ лицом…

* * *

Сой Фонг бросается на Йоруичи с ножом, та кричит:
– Почему ты каждого мужчину в нашем шкафу подозреваешь в связи со мной!

* * *

Приходит Хицугая на совет, и заявляет, что его не устраивает поведение Рангику, ее вечное блядство и сама Рангику в качестве фукутайчо.
Откуда-то из капитанских рядов доносится ехидный голос:
– Подумать только, всех устраивает, а его нет!

* * *

Сой Фонг жалуется Унохане – мол, вчера было так жарко, так жарко, что она лежала совсем раздетая, и тут вваливается Оомаэда.
– И что бы вы подумали, доктор, этот кретин нашел, что с меня еще снять!
– И что же это!
– Ну разумеется, голую Йоруичи!

* * *

Сильно помятый после вчерашнего Кёраку подходит к окошку и дрожащими губами спрашивает:
– Пиво есть?
Из окошка Нанао:
– Пиво – пить!

* * *

Стоят на каком-то мероприятии – то ли ярмарке, то ли собрании – Оомаэда и Сой Фонг, а перед ними Йоруичи. Вдруг Шихоуин разворачивается и бьет по морде фукутайчо:
– Нахал! Нашел кого за жопу хватать!!
И уходит вся возмущенная. Фукутайчо бледнеет, краснеет, идет пятнами:
– Тайчо, да я же ее пальцем не тронул! Честное слово!
– Знаю… это я!



* * *

Кёраку: Я сказал саке "НЕТ!", но оно и слушать не хочет.

* * *

Кёраку делится с Укитаке:
Я хотел сказать саке решительное "Нет", но Нанао-тян отобрала бутылку и сказала, что с ней может разговаривать только законченный алкоголик… так что я по-прежнему пью

* * *

Кёраку: Не доверяю верблюдам, а также всем тем, кто может неделю не пить.

* * *

Ночью из спальни Куукаку донесся страшный крик, переросший в матерное "Какая сволочь подожгла шнурок от тампакса???!!!"

* * *

Идет свеженазначенная капитаном Сой Фонг по Сейрейтею. За ней на короткой дистанции – Кераку.
Сой Фонг останавливается, поворачивается, выпячивает челюсть…
– Мужчина, зачем вы всю дорогу за мной идете?
– Да вы знаете, вот как вы обернулись, я тоже себе этот вопрос начал задавать…

* * *

Приходит Ямамото в 4 отряд, спрашивает дежурного Ханатаро:
– Сынок, а у вас есть хлористый калий?
– Нет, дедушка, только цианистый
– А какая разница?
– Семь йен, дедушка

* * *

Ренжи с жесткого-жесткого похмелья с утра подходит к зеркалу:
– Ну, всё, конец!.. На работу идти некому!!!

* * *

Ячиру в магазине
– Тетенька, дайте мне, пожалуйста, семь бутылок саке.
– А ты донесешь столько?!
– Вот и я не знаю, может две сейчас выпить.

* * *

Гин говорит тост
– Дорогие друзья. Сегодня на этой новогодней вечеринке собрались только самые близкие и самые родные люди. Поэтому будет трудно спровоцировать драку, но я профессионал.

* * *

– Вы откуда?
– Из-под Сейрейтея.
– Сейчас все "из-под Сейрейтея". Конкретнее.
– Зараки.

* * *

Урахара изобрел прицел для Хайнеко – красная лампочка с натянутым на неё дуршлагом.

* * *

Пьяный Зараки идет домой. Видит, Тоосен стоит возле дерева и плачет.
– Что, бедненький плачешь? Домой, наверное, хочешь?
– Хочу.
– Ну, давай, подсажу.

* * *

Нанао Кёраку:
– Я вам нравлюсь? Вот и прилагайте усилия сами… Я за вас за мной бегать не буду!

* * *

Идет Айзен с коробкой гвоздей, один гвоздик падает на землю. Айзен:
– Иди ко мне… иди ко мне… иди ко мне!!!
Переворачивает коробку, высыпает все гвозди:
– Принесите мне его!

* * *

Магазинчик Урахары
– У вас сыр плавленый есть?
– А какой вам нужен?
– Какой-нибудь острый.
– Щас, сплавим и заточим!

* * *

– Урахара-сан, в чем смысл жизни?
– Какой прекрасный вопрос! Неужели ты хочешь променять его на ответ?

* * *

Мацумото дает объявление в газете:
– Ищу интим. Работу не предлагать.


– Итак, господа шинигами, сознайтесь: кто считает, что моя жена Хисана – идеал?
– …
– Так! Хорошо, ставлю вопрос по-другому: кто написал ей маркером на спине: "Образец"?

* * *

Ичимару – проведя ревизию в душе, к собственной радости не обнаружил в ней и намека на совесть.


* * *

– Урахара-тайчо, если бы кто-нибудь сел на вашу шляпу, которую вы положили рядом с собой на скамейке, что бы вы ему сказали?
– Что он мудак и козел; а что, Куроцучи-сан?
– А то, что вы только что сели на МОЮ шляпу.

* * *

Приходит Хисаги знакомиться с новым тайчо. Открывает дверь, а там Тоосен сидит! В капитанском плаще! И Йоруичи с ним!
– Ой, тайчо, что с вами! Что тут такое горело?

* * *

Бякуя Кучики рассказывает:
– В детстве я сильно переживал из-за развода родителей… пара проходимцев из клана Шиба развела их на триста тысяч иен.

* * *

Кира Изуру размышляет: «Если сегодняшний гороскоп сулит вам новые сексуальные ощущения, не обольщайтесь – возможно, вас вызовет к себе начальник…»

* * *

Семья Кучики. Хисана ежедневно говорит мужу:
– Дорогой, надень красный фартук и помой посуду.
– Дорогой, надень красный фартук, приготовь обед.
– Дорогой, надень красный фартук, сделай уборку,
– Дорогой, надень красный фартук, постирай белье….
Через 3 года Бякуя озверел:
– Все, хватит с меня! К черту красный фартук! Хочу синий!

* * *

Кераку рассуждает – если работа выжимает все соки, приходится возмещать их алкоголем.

* * *



Ичимару занесло каким-то ветром на собрание женской лиги. А там Кийоне с Момо шушукаются о чем-то. Гин на них посмотрел-посмотрел, и говорит, улыбаясь:
– О, какие девушки симпатичные.
Девушки смущаются:
– Да прям уж симпатичные…
– Ну ладно, шучу, шучу…

* * *

Оомаэда у врача (все той же Уноханы-тайчо).
– Таблетки для похудения пьете?
– Пью.
– А сколько?
– Сколько, сколько… Пока не наемся!

* * *

Ичимару-тайчо делится опытом:
– Если вы отправились в отпуск на море с блондином и блондинкой – следите, чтобы они обгорали с разных сторон. Тогда у вас будет здоровое разнообразие в сексе.

* * *

Приходит Изуру к Унохане, и говорит ей смущенно:
– Доктор, вы знаете, тут y одного моего знакомого подозрение на венерическое заболевание.
– Hy что ж, – говорит Рецу, – снимайте штаны и показывайте своего знакомого.

* * *

Тоосен рассуждает:
– Чистая совесть – вернейший симптом склероза.

* * *
Ичимару рассказывает:
– Кучики-тайчо на днях женился. Я его с женой встретил.
– И как она?
– Стена!
– Такая большая?
– Нет.
– Такая крепкая?
– Нет.
– Такая плоская?
– Нет.
– Что же тогда?
– Штукатурки много…

* * *

Иккаку рассказывает: Вчера ночью в баре я познакомился с удивительно красивой девушкой. Такая… такая смуглая! Ее звали Йоруичи! Она пригласила меня к себе, и мы всю ночь занимались обалденным сексом!
…и тут он замечает внимательно и очччччень нехорошо глядящую на него Сой Фонг
– …Ну вообще-то секс был не такой уж и обалденный, если честно, так, средненький; да и вообще-то она не приглашала меня к себе, я типа сам за ней пошел до ее комнат.
…Ну если быть точнее, то мы сексом как таковым не занимались, но мы были очень, очень близки. Мы довольно интенсивно ласкали друг друга… ну, собственно, я ее ласкал, а она меня нет… точнее, я даже не ласкал ее, просто наши тела были совсем рядом. Честно говоря, я просто к ней прислонился. Чисто случайно. Но это было так здорово и так чувственно, ну вы понимаете…
Если уж быть совсем точным, я даже не к ней прислонился, а к спинке кресла, в котором она сидела. Хотя кресло было… как бы это сказать… за стенкой, ну типа в другой комнате. А я прислонился к стене, но кресло было совсем рядом, очень близко к стене. Конечно, она была на третьем этаже… а я, типа, это, на улице… прислонившись к стене дома.
Сой Фонг встает и уходит, презрительно ухмыляясь
– …Но все равно! Какая ночка, какая бурная ночка!!!

* * *

Маюри-тайчо в детстве был очень любопытным ребенком – привязывал кошкам на спину бутерброд маслом вверх, и всю конструкцию сбрасывал с крыши. Поэтому Йоруичи очень не любит бутерброды с маслом.

* * *

Укитаке задумался о будущем.
– Интересно, что напишут на моем доме после моей смерти?
Из кустов голос, подозрительно похожий на Ичимаровский:
– «Сдается».

* * *

Кераку-тайчо:
Лежа удобно думать о том, что хорошо бы встать.

* * *

Вот так вот задумаешься, а Гина и послать-то некуда – любой вариант ему подходит…

* * *

Иба-сан рассуждает:
Мочевой пузырь – он как сердце. Ему не прикажешь.

* * *

Приходит Юмичика к Унохане, рассказывает:
– Доктор, я совсем замучился. Ложусь спать, а мне кажется, что под кроватью кто-то есть. Лезу под кровать, смотрю внимательно и тут чую, что кто-то на моей кровати лежит. Вылезаю из-под кровати, наверху никого нет, ложусь, чувствую – все-таки кто-то есть под кроватью. А когда снова лезу под кровать, мне кажется, что сверху кто-то есть. И так всю ночь.
– Да, – говорит Рецу – это есть такой сложный синдром. Будем вас интенсивно лечить, месяца два-три. Будет тяжело, но, скорей всего, вылечим.
– Ладно, – говорит Аясегава, – подумаю.
И больше не пришел. Через месяц его Унохана случайно на улице встречает, спрашивает, как дела, как сон… Красавчик и отвечает:
– Ой, доктор, вы знаете, меня Мадараме за бутылку вылечил.
– Это как? O.O
– Да выпили мы с ним, он мне и говорит – отпили ты на хрен ножки у кровати.

* * *

Оомаэда говорит Сой Фонг:
– Я худею.
– Давно?
– Почти полчаса.
– Заметно уже.
– Правда?
– Ага. Глаза голодные.

* * *

Изуру:
Мужество – это искусство бояться, не подавая виду.

* * *

Гин: Девушка, а вы животных любите?
Сой Фонг: Это как понимать, вы мне предложение делаете?

* * *

– Гин! Ты опять украл мою траву!
– Почему я, Тоосен-тайчо?!
– Много улыбаешься!

* * *

Разговаривают Нанао и Рангику:
– Мой тайчо 100% импотент!
– А Кераку-тайчо 300% импотент!
– Это как???
– Сейчас я те объясню: мало того, что он 100% импотент, так он недавно поскользнулся, упал – все пальцы себе переломал и язык откусил!

* * *

Шиба Кайен расклеивает объявления в Сейрейтей:
"Преуспевающий шинигами ищет жену. Нашедшему гарантировано хорошее вознаграждение".



* * *

Подходит Нему к Маюри и говорит:
– Маюри-тайчо, а скоро у меня День Рожденья?
Тот отвечает:
– А что?
– Да ничего, просто хотела узнать, скоро ли мне стать послушной девочкой?

* * *

Момо говорит Хицугайе:
– Извини, Широ-кун, я опоздала…
– Ну, что ты, это я пришел на полтора часа раньше!

* * *

– Что такое обмен мнениями? – спрашивает Рикичи у Ренжи.
– Когда заходишь в кабинет начальника со своим, а выходишь – с его.

* * *

– Что же вы так кричите, Мадараме-сан! Я даже не прикоснулся к вашему зубу!
– Вы мне наступили на мозоль, Маюри-тайчо…

* * *

Урок в Академии. Разъярённый Ямамото.
– Встаньте те, кто здесь самый тупой!
Встает Кераку.
– Шунсуй, ты действительно считаешь себя тупым?
– Нет, Яма-джи, но как-то обидно, вы один стоите.

* * *

Мудрость клана Кучики:
«Хорошо удовлетворенная жена в цветах не нуждается»

* * *

Подходит Укитаке к Йоруичи и говорит:
– Девушка вы ждали принца на белом коне?
– Ну!
– Вот я и пришел!
– Круто! А где принц?

* * *

Везет на тележке Ханатаро раненого шинигами и тот спрашивает:
– Вы куда меня везете?
– В морг!
– Так я еще не умер!
– Так мы еще не доехали.

* * *

Стоит Бякуя в одних трусах перед зеркалом. Так, сяк повернется, бицепсы-трицепсы напрягает, живот втягивает, при этом бормоча самодовольно:
– Какое чмо! Ну какое же я все-таки чмо!
Хисана из соседней комнаты:
– Идиот! Сколько раз повторять – не чмо, а мачо!

* * *

Нанао пытается контролировать капитана, чтобы не напился, и зудит ему на ухо:
– Кераку-тайчо, ну, пропустите, ну, пропустите, ну, пропустите!
Шунсуй в сердцах выпивает полную чашку саке, крякает и говорит ей:
– Ну, пропустил, хорошо пошла.

* * *

Ячиру показывает Зараки свой рисунок:
– А вот, корова ест траву на пастбище.
– Да? А где же трава? – удивляется тот.
– Её корова съела.
– А где корова?
– А чего ей здесь торчать. Если она съела всю траву?

* * *

Встречаются Иба и Иккаку
– Ну что, ты ходил к врачу?
– Да. Он сказал, что у меня "звездная болезнь".
– Ты чего, какая у тебя может быть звездная болезнь?!
– Метеоризм называется!

* * *

Кайен делится опытом с недавно женившимся Кучики:
– А я, как женился, стал собраннее, внимательнее. Жену стараюсь все время одним и тем же именем называть.

* * *

Гин и Рангику:
– Знаешь, я хотел тебе сделать предложение.
– Ну, наконец-то! Пять лет ты собирался с духом.
– Да вот сегодня собрался тебе предложить, давай расстанемся по-хорошему.

* * *

Кучики дает объявление в газету:
"Пропал фукутайчо. Нашедшему – царство небесное".

* * *

Объявление от Хисаги, Рангику и прочей компании:
"Предлагаем долевое участие в вашей выпивке"

* * *

– Вот тут поспорил сам с собой, что курить брошу…
– Ну и что?
– Что, что… на пиво попал…

* * *

Тяжелые будни магазина Урахары.
– Мне, пожалуйста, бутылку кефира, полкило сыра, коробку конфет и 10 грамм героина.
– Мужчина, вы что – с ума сошли? Конфеты – в кондитерском. На втором этаже.

* * *

Ичиго нравились женщины двух типов. Одного типа звали Шунсуй, другого – Бякуя.

* * *

Маленький Ичиго пристает к Ишшину:
– Пап, а пап – а куда самолетик летит?
– За пивом, наверное…
– Пап, а машинка что везет?
– Пиво, наверное…
– Пап, а пап, а что ты заладил – пиво да пиво?
– Да похмелье у меня, сынок…

* * *

Обсуждает Урахара с Маюри профессиональные вопросы:
– Я сейчас занимаюсь исключительно интересным случаем раздвоения личности.
– Да? И что же это за интересный случай?
– Дело в том, что мне удалось каждого из них уговорить платить за лечение.

* * *

Рангику:
В споре нескольких мужиков прав тот, кто предлагает взять и выпить прямо сейчас.

* * *

Кёраку на медосмотре:
– Пьете?
– Редко! 4 раза в год, по 3 месяца, подряд!


Приходит Оомаэда на работу, а там записка;
«На обед рыба. Удочка в коридоре. Я у Йоруичи»

* * *

Устроился Гин подрабатывать в парикмахерскую. Спрашивает у клиента:
– Височки какие будем делать – прямые, косые или навылет?

* * *

Иногда Ишида был очень сентиментален.
– Сегодня памятная дата для меня: 900 лет назад родился Вильгельм Телль. Когда я был ребенком, Вильгельм Телль был моим кумиром. Я помню, как мы с приятелем играли во дворе – он ставил себе на голову яблоко, а я должен был его сбить из лука. Завтра приятелю исполнилось бы семнадцать…

* * *

– Я всего неделю назад купил у вас башмаки, а из них уже вылезают наружу пальцы?
– Гм… – замечает Урахара. – А что, по-вашему, должно было из них вылезти?

* * *

Кира и Хисаги.
– Я вчера с Момо в ресторан ходил. Просадил пять миллионов.
– Да ты с ума сошел!
– Да нет! У нее просто больше не было.

* * *

– Мацумото-сан, поймите, я ведь не каждой девушке предлагаю.
– Да вы, Кёраку-тайчо, не расстраивайтесь, я ведь тоже не каждому отказываю.

* * *

Хицугая на пляже беспокоится:
– Мацумото-сан, не заплывайте за буйки!
– Это не буйки, тайчо, это я на спине плыву!

* * *

– Урахара-сан, а почему Йоруичи по потолку ходит?
– Тессай второй этаж пылесосит…

* * *

Приходит Маюри домой после рабочего дня:
– Скажи, сын, честно – дурь куришь?
– Пап, я – дочь.

* * *



Советы от Дона Каноджи:
Если вы заблудились в лесу, а компаса нет. Дождитесь осени, птицы полетят на юг.

* * *

Рангику спрашивают:
– А как вы уживаетесь с Ичимару?
– Ой, знаете, замечательно: он вешает мне лапшу на уши, а я аккуратно наматываю ее ему на рога…

* * *

Советы от Дона Каноджи:
Если на вас напал водолаз: "Выдерните шнур выдавите стекло".

* * *

Приходит Нему к Маюри и спрашивает:
– Папа, а кто такой алкоголик?
– Нему, идиотка, как бы тебе это объяснить! А, вот, видишь, за окном два дерева, так вот алкоголику кажется, что их там четыре!
– Папа, но там ведь одно дерево!!!

* * *

Маленький Гин залез в сад Кучики, сидит на дереве, яблоко жует. Идет мимо хозяин и спрашивает:
– Мальчик, что ты делаешь на моей яблоне?
– С дерева яблоко упало, вот я решил его повесить.

* * *

Урахара рассказывает Кёраку:
– Прикинь, вчера сидит мой кот на подоконнике и раскладывает пасьянс.
– Это белка!!!
– Та ты что, я кота от белки различить не могу!?

* * *

Расстроенная Нанао:
– Кёраку-тайчо, вы бросаете пить?! Кто же теперь меня будет называть самой красивой, обаятельной и привлекательной?

* * *

Сой Фонг заказывает художнику портрет и спрашивает:
– Вы сможете точно передать цвет моего лица?
– Думаю, что смогу, – отвечает художник. – Ведь я покупаю краски в том же магазине, что и вы.



* * *

Афиша:
«Вчера на вокзале гипнотизер Сидоров и местная цыганка 2 часа передавали друг другу кошельки, пока их не отобрал местный участковый и не пошел пить пиво.
В ролях – Айзен, Ичимару, Тоосен»

* * *

Хинамори жалуется Рангику:
– Айзен-тайчо ко мне охладел.
– Подавай ему все, что ему нравится.
– А если ему нравятся высокие блондины?

* * *

Йоруичи, грустно:
Нет беспомощнее женщины, чем женщина с невысохшим маникюром.

* * *

Тоосен, гордо:
Если вы посмотрелись в зеркало и себя там не обнаружили, значит, вы неотразимы!

* * *

К Урахаре заходит гайдзин и говорит:
– Мне нравится этот дом, и я купил бы его, если бы в нём были привидения.
– Извините, но я живу здесь уже 200 лет и никаких привидений не видел.

* * *

Пятилетний Ичиго подошел к телефону.
– Да.
– Позови папу или маму.
– Их нет дома.
– А кто-нибудь еще есть?
– Да, моя сестра.
– Позови ее, пожалуйста.
После некоторой паузы мальчик снова взял трубку:
– Она слишком тяжелая. Я не могу вытащить ее из коляски!

* * *

Юмичика жалуется Иккаку:
– И почему меня в Академии голубым обзывают?
– Так дай им в нос!
– Не могу, они такие красивые

@темы: fanfiction /фанфики, funny /весёлое

Комментарии
2008-04-02 в 15:48 

И налейте штрафную Северусу. Он имеет ужасную привычку помнить, что было накануне. (с)тырено
Мудрость клана Кучики:
«Хорошо удовлетворенная жена в цветах не нуждается»

Спустя 50 лет:
«Даже полностью удовлетворенный лейтенант нуждается в сакуротерапии»

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

BLEACH World

главная