19:29 

Вернуться, чтобы услышать

Daiko
- Это детектив. ...Страшно ли? Да, иногда бывает и страшно. В основном, пугает то, как паршиво написано.
Название: Вернуться, чтобы услышать
Автор: Neko-daiko
Фэндом: Bleach
Пейринг: Ренджи/Бьякуя
Рейтинг: R
Жанры: Романтика, Ангст, Флафф, POV
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: Макси (130 стр)
Статус: Завершен (в процессе выкладки)
Дисклаймер: Персонажи и мир Кубо

Глава 1

Главы 2-5

Глава 6

Я стою в весеннем саду, окруженный уже зацветающими деревьями сакуры. День клонится к концу и при каждом выдохе в прохладном воздухе вечера растворяется небольшое облачко моего теплого дыхания. Я чувствую твои шаги. Не слышу, именно чувствую – ты стараешься ступать очень мягко, чтобы не потревожить мой покой. Но ведь я здесь именно потому, что знаю, что ты придешь. Приблизившись, ты встаешь рядом и осторожно берешь меня за руку, переплетая наши пальцы. Ты всегда так делаешь, словно проверяешь – не высвобожу ли я свою ладонь из твоих теплых чуть шершавых рук. Я этого никогда не сделаю, но ты все равно каждый раз стоишь и ждешь несколько бесконечно долгих мгновений прежде, чем переместиться за мою спину и нежно обнять за плечи. Твои губы останавливаются у моего уха и дыхание обжигает щеку, я слегка наклоняю голову, желая приблизится к этому теплу и сильнее прижимаюсь спиной к твоей груди. Чувствую, как ты улыбаешься и крепче сжимаешь мои плечи. Любишь… Я чувствую.

— Пойдем домой. А то совсем замерзнешь.

Я слабо киваю, не желая, чтобы ты разжимал свои объятия, но через несколько мгновений сам высвобождаюсь из них, поворачиваясь к тебе лицом. Мои глаза встречаются с твоими, и я вижу плещущийся в них океан тепла и нежности. Ты притягиваешь меня за руку к себе и касаешься моего лба своим, слегка улыбаешься, а потом как будто неуверенно целуешь так легко и нежно, что мне кажется, что это вовсе не губы, а только твое теплое дыхание… такое родное. Я сам углубляю поцелуй, не в силах больше ждать, когда это сделаешь ты. Ты словно все еще не веришь, что я тебя никогда не оттолкну. Поэтому сильней прижавшись к тебе, я запускаю свои пальцы в твои жестковатые красные волосы и слегка сжимаю их:

— Не замерзну, ты ведь знаешь, как согреть меня.



Бьякуя проснулся в холодном поту и резко сел на футоне. «Ксо… Опять…». Отдышавшись и немного успокоившись, Кучики снова лег и, повернувшись на бок, закрыл глаза. «Пожалуйста, перестань… Перестань мне сниться! Я же с ума схожу…». Капитан начал перебирать в голове дела на завтра, чтобы отвлечься от навязчивого сна, который снился ему почти каждую ночь, но всегда прерывался на разных местах. Однажды он проснулся только тогда, когда в голос застонал во сне от прикосновений своего лейтенанта к его разгоряченной коже. В ту ночь он так и не уснул до утра, составив план дел на месяц вперед.


Проснувшись чуть позже обычного, Кучики привел себя в порядок и направился в противоположное крыло поместья, где жили его сестра с мужем и их неуправляемый первенец – сегодня у племянника день рождения и Бьякуя собирался предложить шумному семейству свою помощь в подготовке праздника.

— … у него слишком сильная реяцу, которая начала привлекать много пустых, а контролировать ее он, естественно, не может, потому что даже не подозревает о ее существовании, – закончила свой рассказ смуглая девушка с фиолетовыми волосами.

— Да он когда даже знал о ней все, что полагается, все равно не умел толком ее скрывать! – Ичиго был рад, что Ренджи наконец-то нашелся в мире живых, но факт, что ему угрожала опасность, немного омрачал эту новость.

— Урахара уже мастерит для него браслет, который будет скрывать его духовную силу. Осталось только придумать, как его ему передать и заставить носить постоянно, — Йоруичи, скрестив руки на груди, облокотилась на спинку дивана, стоявшего в середине комнаты. Ичиго хоть и переехал в Общество Душ, но многие вещи при этом он притащил с собой, и их с Рукией часть поместья больше походила на обычный дом в мире живых. – Кстати, вы собираетесь кому-нибудь рассказать, что Ренджи нашелся?

— Нии-сама…

— Рукия, я все понимаю, но не думаю, что твоему брату стоит сейчас об этом рассказывать. Он ведь сломя голову понесется в Генсей, а Ренджи сейчас всего 11, даже не знаю… Рукия? – Ичиго запнулся, потому что увидел, как его жена склонилась в поклоне перед кем-то за его спиной. Развернувшись, Ичиго увидел капитана, застывшего на пороге их гостиной. Бьякуя был немного бледнее обычного, и на секунду всем в комнате даже показалось, что его губы слегка дрогнули, но холодное «Где?» быстро вывело присутствующих из ступора.

— Похоже, ты все слышал, малыш Бьякуя! – Йоруичи загадочно улыбнулась, хотя только один человек во всех трех мирах мог увидеть за этой улыбкой тщательно скрываемое удовлетворение.

Капитан Кучики даже не обратил внимания на столь фамильярное обращение бывшего капитана второго отряда, лишь наградив девушку холодным взглядом, снова спросил:

— Где вы его видели, Шихоуин Йоруичи? – голос аристократа был спокоен, но никто в комнате не сомневался, что эта холодность далась ему с большим трудом.

— Он живет с родителями в нескольких кварталах от дома Ичиго. Но, думаю, как только ты спустишься в Каракуру, то сам сразу почувствуешь его реяцу. В последние несколько дней она сильно возросла.

Кучики развернулся и, уже почти выйдя за дверь, повернул голову и через плечо обратился к сестре:

— Прости, Рукия. Сегодня я не смогу присутствовать на празднике. Поздравьте от меня сына.

Как только Бьякуя исчез в коридоре поместья, Ичиго громко вздохнул, но прежде, чем успел что-то сказать, получил неслабый подзатыльник от жены.

— Бака! Ты все испортил! Нии-сама же теперь еще больше изводиться будет! Ренджи ведь еще совсем ребенок и, к тому же, ничего не помнит!

— Ну, я бы так не сказала, — богиня скорости снова лукаво улыбнулась, для полного сходства со всем известным торговцем ей не хватало только панамки и потрепанного веера. – У него есть собака, которую он назвал Забимару, в секции по карате его ставят в спарринги только со старшеклассниками. И еще он уже решил на совершеннолетие сделать себе татуировки, даже эскизы уже подготовил.

Ичиго снова глубоко вздохнул и обнял свою жену. Он понимал, что если бы могла, она бы сейчас же отправилась за братом, но, сдержав этот порыв, лишь смахнула рукой выступившие на глаза слезы. В этот раз уже не было боли, была грусть, но какая-то счастливая.

* * *

Капитан Кучики ожидал перед дверьми кабинета Со-тайчо и мысленно очень нервничал. Даже скорее боялся. Да, он боялся, что главнокомандующий не отпустит его на грунт и ему снова придется ждать. Но теперь ждать будет еще тяжелее, ведь сейчас он уже точно знает, что рано или поздно увидит эти родные глаза цвета темного шоколада. Дверь открылась, и Сасакибе пригласил капитана внутрь. Сердце Бьякуи сжалось и пропустило удар, в голове немного помутнело, но на холодном лице не дрогнул ни один мускул.

Глава 7

Капитан Кучики наблюдал за красноволосым мальчишкой уже четвертую неделю. И с каждым днем он все больше убеждался, что этот буйный ураган и через тысячу лет и перерождений останется таким же неуправляемым бунтарем, будь ему 11 или 150 лет. И от этого понимания сердце Бьякуи приятно сжималось и по телу разливалось согревающее каждую клеточку тепло. Ведь когда рокубонтай-тайчо шел к баракам первого отряда с просьбой разрешить ему отправиться на грунт, он боялся не только отказа. Еще больше Кучики боялся, что спустившись в Каракуру и найдя мальчишку, он не увидит в нем ничего от него прежнего, от его бывшего лейтенанта, которого он безумно любил и ждал вот уже 12 лет, не переставая думать о нем ни на минуту. Конечно, Бьякуя понимал, что этот Ренджи — еще совсем ребенок и, скорее всего, глупый ребенок, который будет себя вести совершенно по-другому, чем его помнил капитан. Первый страх развеялся довольно быстро – Ямамото-со-тайчо выслушав просьбу, слегка нахмурился, но все же сказал:

— Кучики-тайчо, сегодня вечером у меня было запланировано общее собрание капитанов. Главным вопросом должна была стать проблема резкого увеличения количества пустых в Каракуре из-за слишком сильной реяцу одного из ее жителей. Я планировал отправить туда одного из капитанов для решения этой проблемы, – главнокомандующий замолчал, пристально глядя на капитана шестого отряда. – Но раз вы сами пришли ко мне и просите о командировке, думаю, собрание капитанов можно отменить. Кучики-тайчо, вам необходимо отправиться в Каракуру на неопределенный срок, пока не будет разрешена ситуация с пустыми и источником привлекающей их реяцу. При необходимости воспользуйтесь помощью бывшего капитана двенадцатого отряда – Урахары Киске.

— Хай, – Бьякуя поклонился и, развернувшись, вышел из кабинета. Уже через час он был в магазине глупо лыбящегося торговца и выслушивал его долгую речь, часто прерываемую взмахами веера, о том, что гигай для столь неожиданно прибывшего капитана будет готов только через пару дней, а приспособление, скрывающее рейацу для мальчика – только через месяц. Как только он его наденет, пустые потеряют к нему интерес и капитан сможет спокойно вернуться в Общество Душ. Выслушав все это, Бьякуя поблагодарил торговца за оказанную помощь и вышел из магазина. Он не мог больше ждать, он должен был убедиться в том, что его второй страх тоже всего лишь иллюзия. Или же в том, что его лейтенант уже больше никогда к нему не вернется. Во всяком случае таким, каким он был, когда растопил замерзшее много десятилетий назад сердце своего капитана. Но найдя мальчишку, Бьякуя чуть не дернулся прикрыть рукой глаза в неподобающем жесте для аристократа, выражающем полную беспомощность. Не смотря на то, что Ренджи на тот момент было всего 11 лет, он был гораздо выше и крупнее своих сверстников – спасибо школе карате. Кучики застал своего бывшего лейтенанта, когда тот дрался с тремя парнями бывшими явно старше него. Из уголка губ Ренджи стекала тоненькая струйка алой крови, красные пряди волос выбились из тугого хвоста, а под правым глазом уже заметно расплывался лиловый синяк. Но, при всем этом, на лице парня застыла усмешка, гораздо больше похожая на дикий оскал, а в темных глазах плясали бешеные огоньки не предвещавшие его противникам ничего хорошего. Кучики перевел взгляд на трех парней и с легким удивлением отметил, что те были помяты гораздо сильнее Абарая и уже явно выбились из сил.

— Ну что, шпана, драться с равным противником не так интересно, как издеваться над младшими? – Бьякуя только сейчас заметил прячущегося за деревом мальчика лет восьми с заплаканными глазами и порванным портфелем на спине. – Ну-ка, проваливайте отсюда, пока кости целы! И чтобы я вас здесь больше не видел!

Ренджи резко дернулся вперед, от чего парни испугавшись бросились бежать, обгоняя друг друга и крича, что они еще вернутся и разберутся с этим красноволосым бабуином. Ренджи только усмехнулся и, развернувшись, направился к уже вышедшему из-за дерева пареньку.

— Ну, ты чего разревелся? Видишь, они уже ушли и больше не вернутся, а если и вернутся, то скажи им, что красноволосый бабуин их потом обязательно найдет! – Абараи ободряющее улыбнулся и мальчик, поверив ему, улыбнулся в ответ. Потом Ренджи проводил паренька домой, а сам пошел к себе.

После увиденного все сомнения выветрились из сердца Кучики, не оставив о себе и следа. Это был тот самый Ренджи, его Ренджи. Его лейтенант, готовый всегда помочь слабым, даже ценой собственной жизни. А звериный оскал и горящие огнем глаза живо напомнили капитану их редкие совместные тренировки и в душе Бьякуи наконец-то начал поселяться покой – еще немного, всего несколько лет и они смогут встретиться. Сейчас Кучики старался не думать о том, что за эти несколько лет Ренджи может встретить кого-то другого или ему просто могут нравиться девушки. Это все потом, сейчас главное то, что он его, наконец, нашел. И пока не настанет время встретиться, он просто будет рядом и будет его защищать.


С того дня прошло уже больше трех недель, а это означало, что скоро браслет, скрывающий реяцу, которая у Ренджи уже сейчас была почти на уровне лейтенанта, будет готов и в присутствии Кучики в Каракуре уже не будет никакой необходимости. Тогда ему придется вернуться в Общество Душ, и когда он снова сможет спуститься в мир живых – одному Генрюсаю было известно. Все это время капитан шестого отряда активно уничтожал пустых, которых тянуло к Ренджи как магнитом. Он старался всегда все делать очень быстро, постоянно используя шунпо, чтобы Абараи его не заметил. Но в день, когда бывший капитан 12го отряда сказал, что браслет готов и он даже придумал, как всучить его Ренджи, Кучики не сдержался — он хотел попрощаться со своим бывшем лейтенантом – ведь неизвестно, сколько времени пройдет прежде, чем он увидит его снова. После последнего удара по маске пустого Бьякуя не исчез сразу, он дождался момента, когда почувствовал внимательный взгляд карих глаз на своей спине, и только тогда ушел в шунпо. На следующий день маленький дух передал Ренджи браслет, а Кучики Бьякуя вернулся в Общество Душ, молясь, чтобы время пошло быстрее.

* * *

Как только Абараи Ренджи уснул в своей постели, в комнату бесшумно опустился капитан шестого отряда. Бьякуя подошел к кровати и как и десятки раз до этого стал просто наблюдать за молодым парнем, чьи красные волосы разметались по подушке и так и манили к себе прикоснуться. Кучики каждый раз протягивал к ним руку, но отдергивал в последний момент – он знал, что если прикоснется хоть на секунду, сдержать себя он уже не сможет. Бьякуя приходил по ночам в комнату Ренджи почти каждую неделю вот уже несколько месяцев. Сбегая каждый раз из Сейретея, он даже не подозревал, что его уход дополнительным барьером скрывал один рыжий шинигами в капитанском хаори 5го отряда. Сначала Бьякуя просто смотрел на своего бывшего лейтенанта, который сейчас уже выглядел практически так же, каким он его запомнил еще в Сейретее, только татуировок не хватало. Потом капитан протягивал руку к лицу спящего Абарая и замерев в сантиметре от него, проводил по воздуху линии от щеки, вдоль шеи, по плечу… Иногда Ренджи, словно почувствовав непонятное тепло, подавался вслед за удаляющейся рукой, бормоча что-то непонятное при этом во сне. Кучики никогда не позволял себе прикоснуться к спящему. Но сегодня был особенный день – завтра Ренджи исполнялось 18 и он переезжал в отдельную квартиру около университета. Второе, конечно, мало волновало капитана, но вот день рождения… Еще в тот день, когда Бьякуя узнал, что Ренджи нашелся в мире живых, одна из первых его мыслей была о том, что он не появится в его жизни до совершеннолетия. Так он решил. И вот, завтра… Кучики посмотрел на электронные часы, стоявшие рядом с кроватью и высвечивавшие в темноту три четкие цифры: 0.01. Уже сегодня. Бьякуя улыбнулся и одними губами прошептал:

— С Днем Рождения, Ренджи…

Абараи зашевелился и, повернувшись на спину, расплылся во сне в легкой улыбке, еле слышно прошептав:

— Бьякуя…

Кучики вздрогнул и немного отстранился от кровати, решив что у него на нервной почве начались галлюцинации. Но Ренджи, снова заворочавшись, повернулся на бок и положил свою ладонь на руку капитана, забывшего от шока убрать ее с края кровати. Снова улыбнувшись, Ренджи слегка сжал капитанскую ладонь и уже гораздо разборчивее прошептал:

— Бьякуя…

Сердце Кучики замерло на мгновение, а затем снова забилось с бешеной скоростью, словно собиралось выпрыгнуть из груди и взорваться тысячами осколков фейерверка, которые обычно запускали по большим праздникам. Кучики взглянул на улыбающееся лицо своего бывшего лейтенанта и понял, что после такого не сможет просто уйти. К тому же, у него ведь день рождения, значит, нужно оставить подарок. Бьякуя запоздало подумал, что это уже совсем бредовая мысль сходящего с ума разума и решил что ему уже пора. Взглянув в последний раз на лицо спящего Ренджи, взгляд Кучики замер на его приоткрытых губах. Сердце снова пропустило удар и все тело заныло, словно умоляя не делать глупостей. Мигом послав к меносам пискнувший было внутренний голос, и решив для себя, что самой большой глупостью сейчас было бы просто уйти, Бьякуя уверенно наклонился к лицу Ренджи и коснулся своими губами его. От нахлынувших чувств и непередаваемых ощущений разум Кучики тут же заволокло туманом, чуть не заставившим капитана застонать в голос. С трудом оторвавшись в момент, когда уже начало казаться, что Ренджи стал отвечать на поцелуй, Бьякуя осторожно высвободил руку и скрылся за окном. По дороге в Сейретей он думал только о том, что предстоящая неделя ожидания будет самой сложной из всех, пережитых им за последние 19 лет.

Глава 8

Ты углубляешь поцелуй и зарываешься своей рукой в мои жесткие волосы.

— Не замерзну, ты ведь знаешь, как согреть меня.

Ты смотришь на меня своими серыми глазами, которые словно светятся изнутри. Этот взгляд только для меня – я знаю. Он согревает мою душу, твои руки – мое тело, дыхание обжигает лицо, ты улыбаешься. Улыбаешься, потому что любишь – я это чувствую. Беру тебя за руку и увлекаю за собой в темные коридоры поместья с десятками комнат. Как только мы оказываемся за задвинутыми седзи одной из них, я прижимаю тебя всем телом к стене и беру твое лицо в свои ладони. Закрываю глаза и медленно приближаюсь к твоим губам, увлекая тебя в долгий и нежный поцелуй. Чувствую твои теплые руки на своей груди. Через пару мгновений они начинают стягивать с моих плеч косодэ. Я отпускаю твое лицо всего на секунду, чтобы ты смог раздеть меня. Но тебе хватает и этих мгновений, чтобы перехватить инициативу – притягиваешь меня к себе и я чувствую, как твой горячий язык касается моей шеи. Я закрываю глаза и с моих губ срывается еле слышное:

— Бьякуя…

Словно не вполне довольный результатом, ты слегка прикусываешь мою шею, а твои нежные пальцы несильно сжимают мои уже затвердевшие соски. Зная, что тебе это понравится, я наклоняюсь вперед, улыбаюсь и сдавленным от безумного желания голосом снова шепчу прямо в твое ухо:

— Бьякуя…

Ты отрываешься от моей шеи и смотришь на меня своими серыми глазами, подернутыми легкой дымкой от нахлынувшего возбуждения. Я снова беру твое лицо в свои ладони и целую, на этот раз полностью отдаваясь безумной страсти.



Ренджи резко открыл глаза и непроизвольно потянулся рукой к своим губам – они почему-то были влажные. Парень сел на кровати и посмотрел на часы – 0.06. «Наконец-то!» — Ренджи улыбнулся и снова повалился на подушку. Сегодня был день его рождения, ему исполняется 18, а значит, наконец-то, осуществятся два его заветных желания – он начнет самостоятельную жизнь в отдельной квартире, и наконец-то сделает себе татуировки, эскизы которых лежали в ящике его стола еще с тех пор, как ему исполнилось 10. Ренджи закрыл глаза и ему сразу же вспомнился сон, заставивший его проснуться. Этот сон снился ему уже пару лет, но он никогда не запоминал его подробностей. Все что оставалось в его памяти – это теплые нежные руки, ласкающие его тело и глубокие серые глаза, смотревшие на него как-то по-особенному – он почему-то понимал, что этот взгляд был именно особенным. И от этого понимания становилось очень тепло на душе, а сердце начинало биться быстрее. Но сегодня было что-то еще. Снова коснувшись своих губ, Ренджи вспомнил, как почувствовал во сне влажный поцелуй, заставивший его голову закружится и жалобно застонать когда поцелуй прервался.

* * *

Абараи Ренджи, студент первого курса токийского университета, устало брел после занятий в свою полупустую квартиру, где еще толком не успел разобрать привезенные еще неделю назад вещи. Завтра был выходной, и сегодня вечером все первокурсники собирались в каком-то баре, чтобы отметить начало их студенческой жизни, закрепить новые знакомства и хорошенько напиться. Ренджи тоже был приглашен, и пропускать это мероприятие не собирался. Задумавшись, над прошедшей первой неделей в университете, Ренджи склонил голову и, не заметив перед собой широкую спину, со всего хода влетел в какого-то высокого парня. Тот от неожиданности не удержал равновесия и грохнулся на асфальт, однако успев выставить вперед руки.

— Какого черта?!... – парень быстро поднялся, отряхнулся и посмотрел на Ренджи испепеляющим взглядом.

— Эээ… Извините, я не заметил… — Ренджи потер лоб и двинулся дальше к своей квартире, но парень, явно не удовлетворившийся скомканными извинениями, резко развернулся и схватил Абарая за плечо. – Ты куда собрался, красноволосый?! Я с тобой еще не закончил!

Ренджи скривился – по его телу разлилась острая боль от такого резкого и грубого прикосновения к еще не зажившим за неделю татуировкам — их он сделал точно в день своего совершеннолетия, чуть ли не сутки просидев в кресле художника. По этой же причине драться сейчас ему совсем не хотелось.

— Я же извинился, говорю – не заметил. – Ренджи дернул плечо и высвободился от цепких лап здоровяка, но тот явно не собирался отпускать парня просто так. Вытянув руку, он схватил Абараи за запястье и резко дернул на себя, занося кулак для удара. Ренджи среагировал мгновенно – развернувшись, он отвел свободной рукой удар в сторону от лица и увесистый кулак парня вошел ему в плечо, правда, уже не с полной силой. Но и этого удара хватило, чтобы из глаз Ренджи посыпались искры и, потеряв контроль над собственным телом, он начал медленно опускаться на асфальт. Упасть ему не давала все еще крепко сжимавшая запястье рука. Здоровяк разжал пальцы в последний момент и вместе с Ренджи на асфальт со звоном приземлился странного вида браслет.

— Слабак! – выдал победитель и, развернувшись, как ни в чем не бывало, пошел вдоль улицы, выуживая из кармана пачку сигарет.

— Ксо… — Ренджи поднял упавший браслет и внимательно на него посмотрел. – Застежка сломалась… Прости, парень, придется мне его пока поносить в кармане.

Потирая ноющее от боли плечо, Абараи поднялся и, мстительно сверкнув глазами в сторону удаляющейся фигуры парня, направился домой.

Сходив в душ и придя немного в себя, Ренджи поднял с пола в спешке брошенные джинсы, недовольно оглядел красовавшиеся на них пятна и сунул в корзину с грязным бельем. Подойдя к шкафу, он выудил оттуда чистую пару и натянул на еще влажные ноги. Сверху Ренджи одел черную футболку, накинул кожаную куртку и, завязав волосы в тугой хвост, вышел из дома, совершенно позабыв про снятый браслет, оставшийся лежать в кармане испачканных джинс.


До шумного бара, арендованного студентами для праздника, Ренджи добрался быстро, поздоровался с парой уже знакомых ребят и направился к стойке – после дневных происшествий хотелось выпить. Абараи с грустью подумал, что саке ему еще почти три года ни в одном баре не нальют, заказал себе темного пива и начал оглядывать присутствующих. Ребята в его группе были довольно веселые и общительные, к тому же, пива бармен подливать не забывал и уже через полчаса со всех углов заведения попеременно раздавался громкий и дружный смех. Ренджи стоял в кругу молодых ребят, один из которых рассказывал очередную смешную историю, и внимательно наблюдал за рассказчиком. Парень был очень симпатичным, можно даже сказать, красивым – его блестящие черные волосы спускались чуть ниже плеч и эффектно контрастировали с белой кожей лица, которая в свете горящих ламп словно слегка светилась. Тонкие губы часто складывались в легкую улыбку, тем самым придавая лицу молодого человека скромную чувственность. Абараи давно заметил, что ему больше симпатичны парни, чем девушки и совершенно этого не испугался. Когда еще в школе один из его друзей подсунул ему последний выпуск Play Boy, ни одна из обнаженных красоток, призывно подмигивавших ему со страниц журнала, не вызвала у Ренджи ровно никаких эмоций. Зато практически голый накаченный парень, рекламирующий нижнее белье на одной из страниц, заставил легкий холодок пробежаться по спине и груди Ренджи, остановившись где-то внизу живота. Тогда Абараи только пожал плечами и подумал, что нужно отменить свидание с девчонкой, которая позвала его вечером в кино. Но при всем этом, перейти к каким либо серьезным действиям он так ни разу и не решился. Возможности у него были и немало, желания не было. Ему все время чего-то не хватало в этих хрупких симпатичных мальчиках, которые довольно часто кидали на него многозначительные взгляды. Вот и сейчас, глядя на этого брюнета, Ренджи подумал, что возможно, он бы даже познакомился с ним поближе, если бы только… Вот только чего именно ему не хватало парень понять не мог. Слегка вздохнув и не дослушав историю до конца, Ренджи развернулся и направился к бару за новой порцией пива. Ожидая свой заказ, Абараи почувствовал чей-то внимательный взгляд на своей спине. Он развернулся и начал пристально рассматривать заполненный почти до отказа зал. Не найдя ничего интересного, Ренджи уже разворачивался обратно к стойке и своему пиву, но в последний момент его взгляд зацепился за что-то смутно знакомое. Остановившись, Ренджи встретился взглядом с безумно глубокими серыми глазами цвета хмурого осеннего неба, которые внимательно смотрели на него. Разум мигом заполонили воспоминания о безумном сне, который Ренджи видел почти каждую ночь и от которого просыпался в холодном поту и с диким возбуждением, не унимавшимся до утра. Абараи показалось, что он видел эти глаза уже сотню раз, хотя их обладатель казался ему совершенно незнакомым. Нахлынувшие внезапной волной эмоции заставили Ренджи пошатнуться и он решил выйти на воздух, чтобы слегка проветриться, но потом обязательно подойти к этому сероглазому брюнету, потому что… Потому что почему-то чувствовал, что он просто обязан это сделать. Вырвавшись из душного помещения на темную улицу, Абараи жадно втянул прохладный воздух и почувствовал, как непонятные ощущения начали потихоньку улетучиваться. Парень присел недалеко от входа в бар и прикрыл глаза. «Этот взгляд… Я точно уверен, что именно его видел во сне! Но.. откуда? Кто он такой? Почему так смотрит на меня? И почему он мне снится? Ксо..». Ренджи встал и с твердым решением узнать ответы на все свои вопросы направился к бару. Он не дошел до двери всего несколько шагов, когда воздух вокруг резко изменился и Абараи почувствовал, как на него словно что-то давит со всех сторон с невероятной силой, от чего сразу стало трудно дышать. Не выдержав такого давления, Ренджи упал на колени и стал жадно хватать ртом воздух. Через пару мгновений парень услышал громкий рев и, с трудом подняв голову, увидел прямо перед собой огромное черное существо, скривившееся в жутковатом зверином оскале.

— Ксо… Давно я вас не видел… — Ренджи попытался встать, но мышцы плохо его слушались. Снова выругавшись, Абараи собрал все свои силы и все-таки поднялся с колен, но тут же почувствовал какую-то странную энергию, исходившую уже явно не от этого существа. Она была гораздо сильнее, но при этом словно отдаленно знакома, хотя от этого ее давление не легчало. И, наконец, снова не выдержав, Ренджи почувствовал как его ноги подкосились и он начал падать на жесткий асфальт. Краем затуманенного сознания он понял, что земли так и не коснулся, зато снова увидел перед собой безумно красивые серые глаза. В этот раз они были гораздо ближе, чем в баре и Ренджи понял, что этот взгляд – именно то, чего ему не хватало все это время.

@темы: fanfiction /фанфики

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

BLEACH World

главная